Танец святого Витта.

КИ

Танец, танец, танец святого Витта!
Жизнь моя разбита, кто я теперь и где?

Markscheider Kunst

Они танцуют весь день,
они увидели Свет.

Пикник.

 

Первое большое огорчение от психотерапии происходит при открытии того факта, что других изменить не получится. Да, мы все умные люди. Да, читали об этом и понимаем, что не зря так говорят. Но можно же попросить, договориться, подкупить и в конце концов запугать! Все же люди, неужели никто с места не сдвинется, если мне очень надо? В это трудно поверить. И мы не верим. И живём с тайной надеждой на то, что это возможно. «Пусть не всегда и не со всеми… Но в особых случаях и с особыми людьми – это наверняка случается!..» Поэтому от тех, кто нам особо дорог мы также особо ждём того, что они изменятся в том, чего нам очень хочется.  Стыдно признаться. И больно принять.

Второе большое огорчение происходит еще тяжелее. Тяжела истина, сообщающая что себя ты тоже не изменишь. «Это же ни в какие ворота!.. Как так-то? Ну уж себя-то? Я же сам себе – ого-го! Хозяин я себе или кто?» Большинство людей в это верит. Многие «работают над собой» именно в направлении изменения себя. Некоторые искренне верят в то, что «создали себя» или «изменили себя». Однако, и тут нас ждёт печалька. Или скорее тоска и ужас. Не просто обнаружить себя в качестве «Летучего Голландца», отданного на волю океанских ветров. Это пожалуй страшно. Да уж что поделать с этими экзистенциальными данностями. Дать-то их кто-то дал, а вернуть - некому.

Вот и остается для свободы самовыражения узкая полоска между внешним и внутренним мирами. Там только и оказывается возможно станцевать свою историю, получая неожиданные пинки из обоих миров, с которыми придётся смириться как с данностью. «Ты — это не твоя работа. Ты — это не сколько денег у тебя в банке. Ты — это не машина, которую ты водишь. …Ты — это поющее и танцующее дерьмо, центр этого мира». 

Места мало в этом узком пространстве, потому приходится по-настоящему творить и вытворять! Дёргаешься, как от тока. Скачешь, как грешник на сковородке. Падаешь, как пьяный. Ползаешь, как дитя. Летаешь, как птица. Течёшь, как вода. Страшно, грустно, восхитительно и больно. Удивительно!