Ретрофлексия как депрессия

Ретрофлексия как депрессия

Бывает такая депрессия, которая возникает как сдерживание внутренних импульсов, изначально направленных наружу.

Каждый человек имеет такие внутренние желания, удовлетворение которых связано с его дальнейшими проявлениями во внешней среде. Не все из них могут быть удовлетворены прямо и быстро – некоторые приходится какое-то время сдерживать, а от некоторых и вовсе отказываться. Однако это нелегко сделать: желания упрямы, поскольку подкреплены внутренней энергией, выделенной организмом на удовлетворение какой-то потребности. Один из вариантов, который доступен людям в такой ситуации – это сдерживание, или ретрофлексия. Приходится мобилизовать дополнительную энергию в психике, которая бы тормозила и сдерживала «нежелательное желание». Образуется устойчивая пара внутренних импульсов, взаимно гасящих друг друга, и потребляющих при этом психические силы человека. В результате человек внешне ничего или почти ничего не делает, а энергия у него расходуется и он постоянно устает. Такая «пара» может стать очень устойчивой, и работать в одном и том же режиме годами.

В некоторых обстоятельствах человек может остановиться в своих проявлениях слишком сильно: либо импульсов затормозилось довольно много, либо один из них оказался слишком мощным. Тогда количество психической энергии, остановленной в паре или в парах «желание-запрет» оказывается критическим, и человек попадает в состояние, которое называют депрессией.

И тут образуется ловушка: оказывается, что выйти из этого состояния весьма затруднительно! Первоначальное желание отменить невозможно – оно возникло из потребности и обусловлено естественным функционированием организма. Поэтому оно не прекратится, пока не будет удовлетворено. Или пока не перестанет быть актуальным. Запрет на удовлетворение желания тоже «взять и отменить» просто так не получится – он не на пустом месте возник, он охраняет какую-то другую потребность и обусловлен историческим опытом данного человека. Помощь со стороны обычно тоже оказывается бессильна – друзья и родственники чаще всего предлагают «не париться», или «отказаться от дурной затеи», или «рискнуть и попробовать», или другими способами поддерживают одну из сил в сцепившейся паре мотивов. Но этот путь перекрыт самим механизмом образования пары: при увеличении давления желания запрет получает добавочное подкрепление, а при избыточном подкреплении запрета желание как загнанный в угол зверь еще больше мобилизуется. Внутренний конфликт не только не прекращается, но даже усиливается, а со стороны такой человек еще глубже уходит в депрессию и потерю интереса к жизни. Классическая модель «гонки вооружений»! Если человек «очень воспитанный», то продолжать такое наращивание он может довольно долго, вкладывая все свои силы в сдерживание и доводя себя до полного изнеможения.

Выход состоит в том, чтобы найти какой-то способ развести два мотива из пары и попытаться реализовать их по отдельности. В этом смысле совет «перестать париться» - то есть прекратить существование этой «пары» - оказывается очень подходящим.

Естественным способом это происходит тогда, когда человек доводит себя до коллапса и на очередном витке сдерживания не находит сил для выравнивания «спаренных» мотивов. Тогда происходит либо взрывное отыгрывание первичного желания поперек рухнувшего запрета, либо (в более редких случаях) случается истинный отказ от желания и его «смерть», после чего запускается процесс горя по поводу его неисполнения. В обоих случаях человек не осознает и не управляет своим выбором – что он будет реализовывать а от чего откажется, поэтому скорее всего он пожалеет о содеянном при любом исходе. То есть, чувство вины, стыд и страх весьма вероятны. Кроме того, такой разрыв пары может созревать очень долго, иногда жизнь успевает закончиться раньше.

Существует также «искусственный» способ – имея ввиду искусность и искусство, требующиеся для его исполнения. Он состоит в том, чтобы в процессе психотерапии или внутреннего диалога выявить те потребности, которые стоят за сцепившимися мотивами, и смоделировать такую форму своего внешнего поведения, которая могла бы удовлетворить обе этих потребности, сразу или поочередно. Особая сложность здесь заключается в том, что выслушать и понять голоса этих потребностей так же трудно, как выслушать и понять полемику двух враждующих политиков. Они будут перебивать друг друга, удаляться от обсуждаемой темы в старые распри и переходить на личности. И всё это в одной голове! Не каждый такое умеет выдержать, сохранив при этом устойчивость и направление. В политике для таких случаев предусмотрено присутствие посредника в переговорах, что помогает хоть немного поговорить двум враждующим сторонам. Для индивидуального процесса существует профессия психотерапевта, который обладает знаниями протокола переговоров и поможет организовать процесс прояснения конфликта.

Главная же функция переговорщика – выслушать и понять обе стороны конфликта, в том числе внутреннего, выдерживая их агрессивность и не агрессивничая в ответ, – вполне доступна для обучения. Называется это принятие. Человек, научившийся в своей семье, на психотерапии или еще где-то делать такое для себя, во внешних посредниках нуждаться перестает. Единственный ньюанс состоит в том, что у людей, не достигших окончательного просветления, принятие имеет конечный (а не бесконечный) диапазон. А следовательно, сохраняется возможность встретить в какой-то момент в себе что-то, что принимать еще не доводилось, и тогда – всё с самого начала…